Интервью Милен для радио RTL (2009 год)

Добрый день, приветствую вас на нашей уникальной передаче «Grand Studio», сегодня состоится разговор с самой Милен Фармер, которая считается самой скрытной звездой Франции. Час Милен. В данный момент мы пребываем на границе коммуны Клермон. На дворе воскресение и погода просто «шепчет», наш термометр показывает +30, но Милен к нашему удивлению одета в чёрный костюм, свитер и пришла на высоком каблуке, немного странно для такой погоды. Милен Фармер призналась, что не очень любит давать интервью и поэтому мы оба были скованны первую часть, сказывалось волнение, но потом я открыл для себя необычайно улыбчивую, светлую, позитивную и разговорчивую собеседницу.

Вопрос - ответ...

В: Здравствуйте Милен. МФ: Здравствуйте. В: Огромное вам спасибо за предоставленную возможность пообщаться с вами лично. Вчера вы дали концерт в Женеве, на который пришло, не много не мало, более 30 тысяч человек, скажите, пожалуйста, как вы себя чувствуете спустя день после концерта? МФ: Признаюсь вам, чувствую себя необычайно довольной и в то же время очень и очень уставшей, но скажу ещё, что получила непередаваемые впечатления. В: Когда вы на сцене, вы, можно так выразиться «отдаётесь» фанатам, вы исполняете не только саму песню, но и хореографическими элементами дополняете её, люди ждут от вашего концерта не только музыки, но и хореографии. Каждый выход на сцену для вас это ещё и физический труд? МФ: Конечно да, особенно если это большой концерт. Но я готовлюсь, выполняю физические упражнения под присмотром моего тренера Эрве Льюиса. Я тренировалась перед данным концертом на протяжении полу года, а, в общем, я тренируюсь уже более 15 лет (именно этот тренер работает с Милен с далёкого 88 года, а в некоторых клипах, точнее в Plus Grandir и Libertine Эрве принял непосредственное участие под псевдонимом Рэмбо Ковальски). Физическая подготовка, это можно сказать одна из частей шоу, я просто обязана быть в хорошей форме, но когда толпа тебя встречает овациями, это настолько уносит, что зачастую забываешь обо всём, в том числе и об усталости. В: Вы, несомненно, любите петь перед публикой и зачастую после окончания песни вы ещё немного импровизируете с толпой, что бы услышать отдачу, скажите, ведь это и есть награда для артиста, когда пришедший народ подпевает вам? МФ: Да именно, это просто не передать словами. Это просто сказочный момент, напрочь отключается голова, и потом выступление проходит на одних эмоциях. Несомненно, это награда для артиста любого масштаба и любой величины, повторюсь, это просто сказочный, волшебный момент. В: Если увидеть вас на сцене, то невозможно сказать что вы больше любите тьму, чем свет, вы такая яркая, энергичная и сильная в свете прожекторов. МФ: Я скажу вам так, выбор между тьмой или светом, это выбор между частной жизнью и между публичной. Во мне странным образом сочетается всё, я хорошо себя чувствую как в тени, так и при свете тех самых прожекторов. В: У многих создаётся впечатление, что вы словно расцветаете, ваша застенчивость испаряется, как только вы выходите на сцену, перед которой вас ждёт 30 тысяч человек. МФ: Сама не могу объяснить этот парадокс, у меня имеется отрицательная черта: перед огромной публикой я переключаюсь автоматически, а перед двумя тремя слушателями не могу. Поэтому с полной уверенностью могу сказать, что выступать перед огромной аудиторией для меня гораздо проще. В: На своих выступлениях вы часто общаетесь с публикой в промежутках между композициями, для чего это? вы заранее готовите свои речи? МФ: Нет, я не когда не готовлю речи, если я чувствую необходимость пообщаться с публикой я просто это делаю, главные слова и так идут через мои песни, а остальное это накопленные эмоции. Если я зарядилась положительными чувствами, то слова идут сами. В: Во время написания своих песен вы думаете о дальнейшем, об экранизации, о сценическом воплощении, продумывается ли это сразу? МФ: Честно говоря нет, во время написания той или иной песни, я нахожусь в недоступном для других месте, я долгое время сотрудничаю с композитором Лораном Бутона, он делает превосходную музыку с которой слова сами соединяются, поэтому я нуждаюсь в музыке до того как начну написание слов. Иногда музыка меня наполняет, и текст приходит сам, но в такие моменты я не могу думать не о чём отрешенном, в том числе и сценическом и видео воплощении. В: Я услышал о необычном месте, где вы пишите свои тексты, что это за место, оно вас успокаивает, вы там находитесь совсем одна? МФ: Да, вы правы, это место изолированно от всех и оно меня очень успокаивает, а для написания хорошей песни мне необходимо спокойствие и музыка, на которую я накладываю свои слова. В: На сцене вы воплощаете и скрещиваете уникальные образы. В компании с гигантскими декорациями воплощается интимность и добродушие, как вам удаётся объединить в себе столько, в чём секрет? МФ: Я всегда испытывала тягу к гигантски, грандиозным декорациям, а сейчас я нуждаюсь в некоторых интимных моментах. Мы долгое время создавали именно этот образ для данного спектакля, а именно авансцена и крест (Милен, в данном случае, имеет в виду звезду), которая помещена в цент огромного стадиона, именно там и происходит (на центральной сцене) обмен эмоциями, а при помощи звезды мы и создаём моменты интимности, хотя это наверно громкое слово. Ведь весь пришёдший народ быстро становиться одним целым, становится чем-то нужным для меня. В: есть ещё некоторые образы, которые вы соединяете на сцене, сейчас речь идёт о сдержанности и одновременно, о провокации. Как вы складываете эти два образа? МФ: Всё зависит от того, говорите вы про сдержанность в моей личной, частной, если хотите, жизни или о сдержанности на сцене. В: На своих выступлениях, когда вы на сцене, вы сдержанная и интимная и в то же время всё держится на вас, а отсюда и другие образы, вы сильная и активно выраженная, вы всем управляете. Так же присутствует и провокация в одежде и хореографии… МФ: (перебивая) Отвечу вам банально. Это всё части меня. Я по своей натуре и сдержанная и скромная, но звонкий смех и экспрессия тоже составляют часть меня. Я считаю, что это подарок судьбы, во мне есть и хрупкость и, несомненно, сила благодаря которой я преодолеваю все мои страхи, во мне много сочетаний разных натур. В: Остаётся совсем немного концертов в рамках турне, у вас не создаётся чувство, что это прощальные выступления? МФ: Несомненно, создаётся. Если честно, то такое ощущения создаётся с самого начала турне, ведь каждое начало имеет и конец. А что касается чувств, как вы выразились, пустоты, то я думаю, что каждый артист вам скажет, что конечно такое чувство есть и оно достаточно сильное. Я считаю, что главное в таких ситуациях занять себя, начать, что-то делать и не только для того, что бы забыться и раствориться, но и для того, что бы придать себе смысл продолжать жить дальше. В: Как вы заменяете аплодисменты публики. Креативом, выступлением перед небольшой домашней аудиторией? МФ: Аплодисменты публики вообще очень сложно заменить, ведь это непередаваемые ощущения. Но, несомненно, творчество помогает мне найти силы и продолжать, во что бы то ни стало. В: Очень интересно знать, что же делает Милен Фармер, скажем, за десять минут до выхода на сцену. У вас наверняка есть, какие-нибудь ритуалы или талисманы, которые вы держите в руке в такие моменты. МФ: (смущается) Не знаю, могу ли я…эмм… ритуалов как таковых нет, за десять минут со мной остаётся только Антони… В: Антони это ваш друг? МФ:… Последние десять минут перед выходом это обычно минуты успокоения я закрываю глаза и расслабляюсь,… а за пять минут забегает Лоран и… В: Лоран это ваш композитор? МФ: Сжав мою руку, поднимает меня с кресла (улыбается), а поднять меня это значит дать мне дышать, но в основном такие моменты для меня проходят в полной тишине и уединенности. А что касается моих талисманов, они есть, они всегда находятся со мной, но, что это за предметы я не скажу. В: НУ, во всяком случае, они у вас имеются? МФ: Конечно. Я очень в них нуждаюсь. В: Вы слушаете много музыки? Следи те ли за музыкальной продукцией в целом? МФ: Да, я слушаю массу музыки. К музыкальной продукции я отношусь с особым вниманием. Как и у всех у меня есть некие пристрастия, я назову вам пару имён: я просто обожаю Sigur Ros, очень люблю Depeche Mode, обожаю Дэвида Боуи, есть и ещё много артистов, которые мне сильно нравятся. В общем, мне нравятся артисты, у которых есть собственный неповторимый мир, артисты которые способны предложить слушателю нечто особенное. Вот, например Жульет Греко, у неё просто огромный особый мир слов, она очень обаятельная, меня очень трогает её личность. В: Несомненно. Жульет Греко, с ней я встречался несколько месяцев назад, и брал у неё интервью, которое посвящалось выходу её нового альбома. Она тоже говорила о вас, а в частности о любви которую она к вам испытывает. МФ: Спасибо, что поделились, мне невероятно приятно. В: Так как мы заговорили об артистах, скажите, повлияла ли на вас смерть Майкла Джексона и если повлияла то, как именно? МФ: Это просто трагедия, я бы сказала, что это несовместимости частной жизни с жизнью публичной. Это был величайший артист, за его шоу многие просто боготворили. Но, так же как и за реального человека, он был хрупким и чувственным человеком и…Это трагедия, именно эти слова, приходя сейчас мне на ум, мне необычайно грустно, я думаю, как многим людям, ведь у него были миллионы поклонников, мне кажется с его смертью ушла частичка всех нас. В: У него много альбомов, у вас имеются копии? МФ: Конечно, имеются, я его большая поклонница. В: В сентябре 2009 года у вас был юбилей, 25 лет как вы на сцене. Где вы находите силы, как вам удаётся продолжать? Секрет в работе? МФ: Не очень люблю учить кого то, но отвечу честно, это работа, занятие чем-то существенным, погружение в это. В: Иногда погружение и в страдания? МФ: Не знаю как все, точно не могу сказать, но работа вся в какой-то степени неприятна и страдание составляет часть её. Это могут быть разного вида страдания, страдания из-за недопонимания, из-за сомнений, наконец, физические. В: Ваша вселенная ведь очень узнаваема, очень интересна и достаточно определённая, я задам вам вопрос, где же Милен Фармер черпает вдохновение? МФ: Можно даже сказать, что отовсюду. Я расскажу вам о выставке в Нью-Йорке, я недавно для себя её открыла, эта выставка называется Art Body (это человеческие тела с удалённой подкожной клетчаткой), там множество тел «без кожи», я была не поражена, но сильно заинтригованна, Это тоже ведь часть моих рефлексов. Это мне дало идею. Идею использования таких тел «без кожи». Я в свою очередь пообщалась, с небезызвестным Жаном-Полем Готье, который был в восторге от моей идеи и согласился пошить костюмы для людей, которые будут напоминать содранную кожу для танцоров. Мы использовали это в начале нашего шоу. Вот это и есть пример моего вдохновения, я черпаю его из картин, из походов в музей, в общем, из всего, что составляет нашу жизнь. В: Хотелось бы узнать, путешествия и новые знакомства вас тоже могут вдохновить? МФ: Сами люди меня часто вдохновляют, но говорить о какой-то определённой личности я не могу, я не знаю. Знакомства, я имею ввиду приятные знакомства, очень редки, но жизненно необходимы. В: Ваша карьера это двадцать пять долгих лет, у вас есть ощущение, что вы создали произведение? МФ: Отвечу честно - нет, Стефан Цвейг, например, создавал произведения, а я просто, что-то. Я довольна и тем, что мне удалось создать хоть, что-то, без претензий. Я очень счастлива, что смогла отыскать свою публику, а также бесконечно рада преданности этой публики. В: Тот факт, что спустя столькие годы вы всё же продолжаете заниматься этим делом, вызван тем, что вы хотите оставить некий след после себя? МФ: Если говорить честно, то нет непреодолимого желания оставить некий след, но в то же время хочется сделать что-то значимое, такое, после чего меня не забыли. Но жизнь то продолжается, и я прилажу к этому максимум усилий. В: Вы говорили, что у вас очень мало воспоминаний о вашем детстве. А воспоминания всех этил лет музыки, выступлений, турне остались? МФ: Я стараюсь запоминать только то, что мне нравится, в моей памяти достаточно выборочные сцены. Человеку необходимо забывать некоторые моменты из жизни, а некоторые наоборот, самые яркие моменты, конечно, помню, стараюсь помнить, последние годы выдались хорошими, поэтому не тороплюсь их забывать. В: В основном это воспоминания связанные с выступлениями и сценой? МФ: Ну, по большому счёту это они. Но есть и другие, более болезненные, но не менее значимые для меня. В: В основном это наверно ваша публика, которая проявляет себя во время концертов, да и просто во время встреч с поклонниками. МФ: Я думаю, что каждый артист обязан своей публике абсолютно всеми своими достижениями. Меня возвышает, преданность и любовь моих фанатов, что позволяет мне жить, дышать, думать, это просто не передать словами. Я уже говорила раньше, что это для меня просто волшебство, мои поклонники это просто волшебство. В: Как вы думаете, ваша профессия для вас это призвание? МФ: Да, однозначно да. Это помогло мне найти и реализовать себя. Когда я была молодой, я была в постоянном поиске, была нереализованная в жизни, это мне правда сильно помогло. В: Признайтесь, ведь сложно дать положительный ответ на этот вопрос? МФ: У меня взгляд через розовые очки, я признаюсь, это волнительно, но это, правда. В: Вам удалось справиться со своими страхами, болью, после того как прошло время и пришёл успех, слава. МФ: Нет, несомненно, нет, хорошо или плохо это я, увы, не знаю. В данный момент я стараюсь вернуться к тем силам, которые нам помогают улыбаться, держаться на плаву, просыпаться каждый день. Хотя присутствует и то противоположное, темница, страхи, волнение. В: Это нужно для творчества? МФ: Не знаю, это просто, помогает, я бы сказа, что сильно помогает. В: На огромных экранах, во время вашего спектакля, было очень много мёртвых, с чем это связано, вас пугает идея смерти? МФ: По крайней мере, моей смерти, да и, в общем, конечно да. Идея смерти очень меня волнует и пугает, это составляющая нашей жизни. Если вы спросите, пугает ли меня моя собственная сметь, я вам отвечу, иногда да иногда нет. Это сильно угнетает, но, к сожалению это неизбежно. Во: Что вас, в повседневной жизни, заставляет смеяться, улыбаться? МФ: Сегодня меня заставило, улыбнусь, начало нашего интервью, была драматичная, а из этого абсурдная атмосфера. В: Абсурд вас смешит во всех своих проявлениях? МФ: Ну да, практически во всех своих формах. В: Как вы относитесь к кино искусству, у вас есть страсть к кино? Мф: Особой страсти нет, но я люблю смотреть фильмы, особенно фильмы Тарантино, в них много смешного, мне это нравится. Так же много фильмов, которые меня не трогают, я их просто не воспринимаю. В: Двадцать пять лет сцены, ваш юбилей, можно так сказать, окружен неким культом таинственности, как вы сами определяете, такое слово, как тайна? МФ: Сначала скажу, что я не стараюсь быть загадочной, надеюсь, меня многие поймут, я не стремлюсь нарочно к таинственности. А если брать слово «тайна», то мне кажется это нечто скрыто от всех, даже нечто религиозное наверно, я даю вам просто словарное определение. В: Я забыл сказать, что сегодня знаменательный день, Сегодня День рождения Милен Фармер, и вы явно сегодня не торопитесь идти спать, ведь на Стад де Франс вас ожидают многочисленные подарки и 80 000 ваших поклонников на последнем концерте во Франции. Вы любите устраивать грандиозные праздники на свои дни рождения? МФ: Если быть откровенной, то я уже давно не праздную свой день рождения, но сама идея отметить его перед 80 000 человек на Стад де Франс, это просто сказочно, это будет невероятно (смеётся). Я не планировала всё заранее, просто стадион Стад де Франс был свободен только в этот день и мы решили, что будет здорово отметить мой день рождения на сцене, да ещё и перед столь многочисленной публикой. В: Вы отметили, что после турне планируете снова погрузиться в созидание, у вас уже есть идея нового альбома? МФ: Нет, совершенно нет, конечно, мы думаем о завтрашнем дне, но такой идеи пока нет. У меня есть, конечно, проект нового альбома, А так же есть проект фильма, но это пока чистая страница, совершенно белый лист. Но я очень хочу осуществить эти планы, искренне хочу. В: Мы затронули выше тему кино, вы сейчас сказали о вашем кино проекте, очень интересно узнать подробнее. МФ: Это не совсем мой проект, это проект Клода. Бери, созданный по произведению Натали Реймс, а режиссером станет малоизвестный Бруно Авейан, для него это будет первый полнометражный фильм, но я думаю, фильм будет чудесным. В: Вы будете играть в этом фильме? Это вероятно будет главная роль? МФ: Да, несомненно, я буду играть, и это будет одна из главных ролей. В: Если взять будущее, возможно ли, что вы будете отдавать предпочтение съемкам, нежели выступать на сцене? МФ: В данный момент я не могу вам ответить на этот вопрос, я сейчас сильно нуждаюсь в музыке, нуждаюсь в словах. Я, конечно, знаю, что настанет момент, когда я не захочу больше петь, но я выберу этот момент самолично, прежде чем он выберет меня, а будет ли тот выбор в пользу кинематографа, я пока не могу сказать точно. В: Вы видимо уже знаете дату этого события? МФ: Нет, конечно же, не знаю! В: Прошу прощения. МФ: Ничего страшного. Во: Что на ваш взгляд всё-таки способно положить конец музыкальной деятельности? МФ: Я думаю, это будет отсутствие желания выступать, петь, творить. В: Иногда это интересно. МФ: Всё имеет свои пределы, нам просто иногда становиться скучно, нет желания не получать не отдавать что либо, в том числе и творчество. Я не когда сильно не задумывалась над этим, мне кажется, это будет спонтанно, что-то внутри скажет «Всё Милен, здесь надо остановиться». В: Это, безусловно, показывает настоящую силу воли и силу характера. МФ: Это, несомненно, тоже часть меня, сила характера, да именно так. Покрайней мере быть честной к самой себе, не врать другим и хорошенько выспаться (смеётся). В: Вы плохо спите? МФ: (смеётся) Нет, что вы. Ещё раз скажу, я переживаю сейчас потрясающие моменты, я всё время, снова и снова благодарю публику, благодарю её за привязанность и любовь которую они проявляют по отношения ко мне…..я постараюсь не расплакаться. В: Благодарю вас, от лица всех ваших фанатов, спасибо, что согласились на это интервью.

Предыдущая страница Вернуться на главную Следующая страница
© 2017 Информационный сайт «Милен Фармер-Готье»
Дизайн и контент: WebArtisan.ru • Связь с администрацией